February 20th, 2016

АЛЁНКА

Петлюра и Папа Римский (из мемуаров американской шпионки)

Петлюра и Папа Римский (из мемуаров американской шпионки)


Рассказывая о различных религиозных катаклизмах в Советской России, Маргарита Гаррисон приводит в своей книге вот такое замечательное свидетельство:

Начав с Галиции, католическая церковь во времена Петлюры развернула на Украине активную пропаганду, что привело к важным результатам и не прекратилось полностью в настоящее время (1). То, что большевики опасаются этой пропаганды, показывает публикация прошлым летом (2) документов, как утверждается, найденных на Украине агентами ВЧК. Эти документы раскрывали существование секретного соглашения между Папой (3) и Петлюрой. Факты были изложены следующим образом:
«Во время войны Ватикан, как было сказано, дал в заем итальянскому правительству крупные суммы денег  (4), которые последнее по окончании войны не смогло выплатить (5), передав его святейшеству взамен значительное количество оставшегося ненужным вооружения. Граф Тышкевич, тогда эмиссар Петлюры в Риме (6), предложил забрать его из рук  Папы.  Тот согласился, выставив помимо наличных денег, в качестве дополнительного условия компенсации католической церкви ее потерь в ходе гражданской войны на Украине – введение украинского кардинальства (cardinalate) с правом пропаганды католицизма (7). Часть платежей была проведена и вооружение частично поступило Петлюре, однако, полностью контракт никогда не был выполнен из-за поражения Петлюры и бегства его в Польшу.

Примечания (АСъ):
(1) - напоминаю, что речь идет о 1920 г.;
(2) - в 1919-м соответственно;
(3) - тогда Бенедикт XV;
(4) – речь в данной фразе, естественно, идет о Мировой войне; указанные суммы были возвращены папству правительством Муссолини;
(5) – послевоенное приближающееся банкротство Италии, вызывало ее «нестандартное» поведение на переговорах с Антантой и поиски «неординардных» решений;
(6) - реальный персонаж;
(7) - после переговоров на Украину отбыл представителем Папы некто Геноки;

Итак, почти ничего нового «для тех, кто в танке» в данном фрагменте не сообщается. Однако, чуть-чуть новое – все-таки есть! Ма-а-аленькое такое «чуть-чуть».

Прямое снабжение вооружением одного из участников гражданской войны на православной Украине со стороны католического первосвященства! Более того, с условием создания там миссии с оговоренной задачей пропагандистского окатоличивания Украины!

Ватикан превращается в банального участника Интервенции, а бухгалтер Петлюра выступает в роли продавца православной веры – за ружья, ведущие его к власти на Украине. Каков очередной самостийный «герой»? Каково вам такое «чуть-чуть»?

Нота Бене: Любопытно было бы прочитать эти самые документы, осевшие в ВЧК, на которые ссылается Марго!


я

Протоиерей Андрей Ткачёв: Умная война

Есть понятие «умной войны», и мы находимся в гуще военных действий уже не одно десятилетие.

Война всегда «умна», поскольку она есть не просто столкновение государственных систем, вооруженных народов, борьба новых видов вооружения с новейшими и проч. Война всегда – столкновение воль и умов.

Специфика сегодняшнего дня заключается в том, что прежние войны требовали от воюющих сторон напряжения ума параллельно с собственно военными усилиями, а нынешние войны могут проходить без пушечной канонады и информационных сводок с фронта.

Нет, мир не стал добрее. Слабого и сейчас, в эпоху неотъемлемых прав человека, всегда побьют, или даже убьют, а иногда даже разберут на запчасти с целью пересадки его почек и сердца богатому пациенту. Но если противник силен, его постараются обмануть, облапошить, оккупировать (в случае, если это страна) без единого выстрела. Вот такая война с нами и ведется.

Никто не объявлял мобилизации, никто не пел «Вставай, страна огромная», потому что свойство самой жестокой войны – ее незаметность. Пуля, пролетая мимо, свистит. Радиация не свистит, но убивает не менее эффективно.

Так же эффективно и молча убивают человека болезнетворные микробы и вирусы, а также греховная информация.

Греховная информация это истинное оружие массового поражения. Никакая отравленная стрела вроде бы не впилась в тело человека, а между тем человек гниет, и, как свойственно гниющему, смердит, и сам себя ненавидит, и ничто в окружающем мире ему не мило. А если таких гниющих людей будет много, очень много, то страна, населенная ими, будет неким подобием лепрозория. Гитлер таких неисцельно больных приказывал расстреливать без сожаления. Смею со страхом догадываться, что внуки англосаксов, судивших Гитлера в Нюрнберге, не намного гуманнее к жертвам собственной пропагандистской отравы.

Раньше, говорят, когда пушки говорили, Музы молчали. Сегодня Музы перекрикивают пушки, а иногда их с успехом заменяют. И зачем вам тратиться на классические виды вооружения, вроде банальных и дорогостоящих снарядов, если головы вашего противника забиты вашим идеологическим продуктом?

Если вы внушили врагу, что он свинья и живет в грязи, а вы – бог и обитаете в раю, то ваш враг либо повесится от тоски, либо станет перебежчиком.

Если вы внушили врагу, что жизнь – бессмысленная случайность, он тоже с собой что-то сделает, оставляя на ваше усмотрение жену, дом и приусадебный участок.

Если вы научили противника слушать сутками на максимальной громкости вами проданную музыку, то он вскоре непременно оглохнет, и, значит, можно будет брать его голыми руками, а жена, дом и приусадебный участок так-таки останутся на ваше усмотрение.

Все это происходит и совершается, золотые мои. Совершается даже ежечасно и ежеминутно. Поэтому «Вставай, страна огромная» петь придется.

Если бы речь шла о честной борьбе, где рвутся мышцы и трещат кости, то причин для тревоги было бы меньше. Наш человек хоть и не богатырь давно, но все еще силен и смел. Его боятся и для этого страха есть основания.

Но та борьба, которая ему навязана, а вернее, против него развязана, ему плохо понятна. Он и не подозревает даже, что когда ему без перерыва поют песни по радио, его хотят уничтожить. Именно по тому самому, что с нами ведут войну сознательно, а мы самой войны не замечаем, мы и проигрываем постоянно. А это не просто битва за нефть. Это битва за жизнь.

[Spoiler (click to open)]

Стоит добавить, что война, о которой мы заговорили, чрезвычайно хитра, беспринципна и абсолютно бессовестна. Такой степени бессовестности нет у рядовых и всюду встречающихся Джонов или Брюсов. Для человека вообще такая бессовестность – редкость. (Сорос, правда, как-то сказал, что он был человеком, пока не стал бизнесменом)

Войну ведет умный дух, презрительный ко всему святому и ненавидящий благодать, а люди у него, что рыбки у Бабки на посылках. Эту войну он ведет не только с нами. С Брюсами и Джонами он ее тоже ведет, и нет никакой радости быть использованным в качестве стенобитного тарана или начинки для Троянского коня. Но с нами все равно разговор особый, потому как есть и огромные природные ресурсы, и ядерное оружие, и умение дать в зубы, и в придачу почему-то не исчезнувшее, но несколько укрепившееся Православие. Так что не хуже Бабы-Яги, чуявшей, где «русский дух и Русью пахнет» режиссерский коллектив глобальных мировых процессов знает, кто в мировом строю идет не в ногу.

Умная война, сопровождаемая товарным переизбытком и культурной экспансией, идет вовсю. Ты чистишь унитаз Domestos-ом, куришь Marlboro и предел твоих мечтаний – пятидверная Honda. Это тоже признаки продолжения войны, хотя и не самые главные. Твои дети слушают MTV и знают тексты рэповых песен, но воротят нос от Гоголя. Ты и сам ничего серьезного не читал годами, а по телевизору смотришь только юмористические передачи и новости. Это уже намного серьезнее, поскольку говаривал доктор Геббельс, что покоренным народам должно быть разрешено только развлекательное искусство. Тебя сожрут, возлюбленный, очнись. А что еще хуже, в тебя могут влезть и окончательно завладеть твоим внутренним миром, и тогда тебя самого принудят пожирать других. Это, действительно, еще хуже.

Раньше такое понятие, как «умная война», было известно только монахам. Но во-первых, не всем монахам, а только честно монашествующим. А во-вторых, звучало это словосочетание архаически: «невидимая брань», как чеховское «аще убо». Ласкает слух, но смысл непонятен.

И вот, что называется, дожили. Теперь основы невидимой брани, или ведения умной войны, или основы внутреннего духовного сопротивления, (как хотите называйте) должны быть известны самым широким слоям крещенного люда. Элементарный курс аскетики должен преподаваться хотя бы так, как раньше на курсах гражданской обороны гражданам рассказывали о ядерном взрыве, химической атаке и пользовании противогазом. Польза непременно будет.

Конечно, специальные курсы это фантазия. Полезные знания и навыки духовной самозащиты должны быть передаваемы дедовским, вернее, святоотеческим способом – от священника пастве, от родителей детям, от учителя ученикам. И еще нужно активизироваться на информационном поле. Это поле и есть поле битвы. То, о чем мечтал Маяковский, произошло уже очень давно: к штыку приравняли перо. Радиоточку приравняли, соответственно, к эскадрилье истребителей, умную критику и публицистику – к пограничной заставе, качественное периодическое издание – к армейскому соединению.

Лично я не сдаюсь. Вообще не сдаюсь, тем более – без боя. Мне больно видеть Гулливера на службе у хитрых лилипутов. Больно наблюдать настоящее, зная прошлое и предчувствуя будущее. Поэтому я пою «Вставай, страна огромная». Пою тихо, а не во весь голос. Во-первых, потому, что имеющий уши услышит. А во-вторых, потому что война наша – умная. Нам орать ни к чему.
О. Андрей Ткачёв


Революция "достоинства" и Иван Бубенчик_20 февраля_момент невозврата

Приближается очередная дата, когда мир сдвинулся окончательно.

Многие по-прежнему гадают в духе михалковского проклятого вопроса "Как все это случилось?"
Когда нарастающую неизбежность слома можно было вывернуть в более тихое русло?

Кто-то называет даты разгона студенческого Майдана. Кто-то референдума в Крыму.

Но есть одна историческая кровавая точка, которая стала основой легитимизации нынешнего режима, его основанием на власть -- убийство людей в центре украинской столицы.
Collapse )
=====================
Интересно, что спустя два года протестующие боевики дают интервью о том, что убийство сотрудников правоохранительных органов было закономерно и справедливо.
Украинцы и это "кушают"? Интервью Ивана Бубенчика не фейк?

Первыми убитыми 20 февраля 2014 года, в день расстрела протестующих на Институтской, были не активисты Майдана, а бойцы «Беркута».
В них стрелял львовянин Иван Бубенчик.

Приказ стрелять по митингующим был отдан после того, как из автомата в затылок были убиты несколько милиционеров. Почти в упор.
Судя по рассказам Бубенчика как минимум трое.
с этой правды о революции "достоинства" должен начинаться любой рассказ о событиях в феврале 2014 года.
Нынешняя киевская власть сидит в правительственных комитетах только потому, что милиционеров расстреляли в затылок.
Вот она точка невозврата для Украины.

В любой другой стране после этих выстрелов в затылок активистов бы раскатали по асфальту

20 февраля 2014 года на улицах Киева были убиты 48 активистов Майдана и 4 милиционера.
Утром 20 февраля ни одно из этих событий предсказать было невозможно.
После тяжелых боев милиция значительно сократила территорию протеста и теперь занимала позиции на самом Майдане. На площади оставались только несколько сотен измученных активистов. Не было сомнений, что следующий штурм станет концом восстания и в будущих учебниках оно будет названо «массовыми беспорядками».
«Его чёткие тактические действия заставили убегать силовиков и предотвратили гибель Революции Достоинства» — так обтекаемо украинская Википедия описывает роль Ивана Бубенчика в истории. Впервые подробно о своих действиях в тот день он рассказал в фильме Владимира Тихого «Бранці».
25 февраля документальная лента выходит в национальный прокат.

Головокружительные выдержки из интервью_после таких "открытий", многие, сохранившие честь (если такие остались) военные и сотрудники правоохранительных органов Украины должны были бы принимать роковые для себя решения -- потому что многое, что они сделали за два года, это преступление:
— Когда во Львове студенты протестовали против Януковича, я пришел их поддержать. Все говорили, что надо ехать в Киев, и я поехал. По датам сложно сказать, но это был первый день. С первого дня я на Майдане.
Сначала мы стояли у Стеллы [Монумент Независимости Украины], охраняли студентов. Потом уже появилось такое понятие как «сотни», и я вступил в Девятую. Жили на улице Гончара в здании Народного Руха...
Помню, на Грушевского стояли Внутренние войска, они не пускали нас наверх. Мы пришли к ним с письмом о том, что мы граждане Украины и вправе передвигаться свободно по своей земле. Сказали, что если они до завтрашнего дня это наше право не восстановят, мы пойдем на штурм. Так и произошло. На следующий день уже были камни, коктейли Молотова
К 20 февраля спецслужбы Януковича сделали все, чтобы ликвидировать Майдан.
У всех было отчаяние, но не у меня. Я четко верю в силу Бога и в справедливость.Collapse )