September 26th, 2014

Снайпер

Сказка для очень взрослых

В рамках проекта «Клуб читателей» газета ВЗГЛЯД представляет текст Юрия Маракулина, в котором он представил, как бы мог выглядеть диалог с оппозицией, если разговаривать с ней на языке маркетинга.

Я – тупой маркетолог. У меня фантазии нет, а в голове excel'евская таблица. Поэтому лозунги, абстракции и картинки светлого будущего я не воспринимаю и все глобальные вопросы, от философских до политических, перевожу на профессиональный язык. Поверьте, он иногда красноречивее и понятнее. И вот я в очередной раз поморщился от рассказов «за оппозицию», налил себе вискаря и перевел ситуацию с оппозиционного на маркетинговый. Извольте.

Любой грамотный маркетолог всегда рассматривает несколько сценариев. И когда мне звонят и предлагают «повысить эффективность работы компании за счет внедрения современной ERP-системы», я, разумеется, интересуюсь. В конце концов, функция «поиск альтернативных вариантов» у каждого маркетолога намертво вшита в bios. Позвонили и на этот раз.

– Здравствуйте! Мы предлагаем вам глобальную систему управления предприятием, которая повысит прибыль на 146%! Будет у вас время поговорить о системе нашей «Супердемократия 2.0»?

– Ну что ж, – говорю, – я ведь не дурак, чтобы отказываться от повышения прибыли на 146%, хотя не представляю себе, как. Приезжайте, расскажите.

– Это хорошо, что вы не дурак, – отвечают мне, – а то кругом одни дураки и все отказываются.

Хм, думаю... Ну ладно.

До встречи остается 5 минут, когда в кабинет врывается девчушка офис-менеджер: «ЮрьВадимыч, там, кажется, идут

Выглядываю – и точно. Идут маршем, несут плакаты, транспаранты, машут кулаками, что-то скандируют, попутно наступают на ногу мужику из службы охраны. И лица такие просветленные...

Креативненько, ничего не скажешь. Достаю подготовленные документы и выставляю приборы для кофе.

Представители заходят в офис и нарезают несколько кругов по всем отделам, размахивая плакатами «Конкурент, уходи» и «Данные о долях рынка были сфальсифицированы». Повеселив сотрудников, они таки вваливаются ко мне и в дверях разворачивают транспарант «За нашу и вашу прибыль». Ну, кто их знает, может, у них корпоративный ритуал такой. А прибыль – это хорошо, мы готовы ею поделиться с теми, кто помогает ее увеличить.

Встречаю, прошу располагаться.

– В чем суть предложения? – спрашиваю.

– Вам надо внедрить систему «Супердемократия», работавшую в 90-х!

– Позвольте, – говорю, – в 90-е это все уже было, фигня получилась.

– Это была бета-версия, – отвечают мне. – А сейчас самая-самая крутая и прокаченная! Все ею пользуются.

– Хорошо, а кто разработчик?

– Лица нашей компании – все те же, кто был в 90-е! – гордо отвечают мне. – Все те, кто разрабатывал бета-версию, от которой такая фигня получается, как вы справедливо заметили.

– ?

– Но на этот раз фигни не получится!

– Что, – изумляюсь, – даже фигни не получится?!

Одна из переговорщиц отказывается переговариваться с таким циником и ватником, как я, и уходит. Остальные возмущены, но сдерживаются.

– Ну, ок, – я становлюсь предельно серьезным и прячу ватник в шкаф, – лица вашей компании меня мало интересуют. Я понимаю: преемственность там, узнаваемость, место в совете директоров, личный PR, все такое. А кто мозги?

– А кто лица, те и мозги! – говорят мне.

Collapse )