April 3rd, 2014

История одного предательства

Товарищ опубликовал достаточно интересную статью про одного из предателей советской армии и СССР. До этого нигде такой информации не встречал. Настоятельно рекомендую

Оригинал взят у rodina_znaet в История одного предательства
16399Вся новейшая история СССР/России, это сплошная череда предательств. Тем не менее, наследие Союза было настолько весомым, что в одночасье всё "слить" было невозможно. Поэтому процесс этот растянулся на долгие годы, вплоть до наших дней. Агенты влияния последовательно сдавали позиции государства в геополитике, в экономике, в военной области. По счастью среди военных предателей было не так много, но всё же были.

Наверное, только ленивый не ругал Горбачёва за договор РСМД, по условиям которого мы сократили ракет в 2 раза больше чем штаты. Но этот договор лишь жалкая тень последующих соглашений, которые могли обернуться для нас настоящей катастрофой, сравнимой разве что с крушением СССР. Прежде всего, следует упомянуть о соглашении СНВ-2, о подводных камнях которого расскажу далее. Очевидно, этот договор являлся частью продуманной стратегии, направленной на полное ядерное разоружение России. Об этом договоре сказано и написано было много всего критического, однако не лишне было бы рассказать об этом ещё раз, поскольку лица ответственные за это до сих пор занимают высокие должности в военных академиях, и продолжают влиять на принятие стратегических решений в области безопасности.

[Spoiler (click to open)]Разумеется, процесс ликвидации ядерного арсенала не мог происходить без ведома высшего руководства страны, но, однако, были исполнители рангом и пониже. Речь идет именно о предательстве. Приказы выполняли все, но были среди военных и те, кто непосредственно влиял на то, чтобы преступные планы воплощались в жизнь.
К разработке договоров о сокращении ЯО с нашей стороны, если можно так сказать, привлекался генерал-майор Владимир Дворкин. Как эксперт он обязан был следить за тем, чтобы безопасность страны не пострадала. На деле же им выполнялась обратная задача. Во времена лихолетья карьера его пошла резко в гору. В 1993—2001 гг. он руководил 4 ЦНИИ МО РФ, ныне же Дворкин является действительным членом «Российской академии ракетных и артиллерийских наук» (РАРАН).

Как известно, основу ядерного потенциала США к моменту начала перестройки составляли баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ). На вооружении флота имелось чуть менее 2 десятков атомных субмарин, класса Огайо, каждая из которых несла 24 ракеты Трайдент, с разделяющимися боевыми частями. Были у американцев и ракеты наземного базирования, однако погоды они не делали. У нас же такого перекоса не наблюдалось, в целом наземная и морская составляющие триады были равноценны.

ur100Договор СНВ-2 кардинальным образом отличался от всего, что было подписано нами ранее. Помимо количественного сокращения арсенала стороны обязались отказаться от некоторых типов ракет, и надо ли говорить о том, что под запрет попадали именно те типы ракет, которые составляли основу ядерного щита России.

На рубеже 70-80 годов ценой невероятных усилий СССР удалось достичь ядерного паритета со штатами. В это время на вооружения стали поступать ракетные комплексы Р-36М2 «Воевода», а так же модернизированные УР-100. Обе ракеты оснащались разделяющимися боевыми частями (10 и 6 блоков соответственно). К моменту крушения Союза фактически завершилось перевооружение ракетных частей на новые комплексы. И вдруг подписывается договор, согласно которому эти ракеты оказываются под запретом.

Всевозможные «эксперты», как правило, из числа журналистов, активно проводили разъяснительную работу, рассказывая людям насколько выгодно для нас это соглашение.
Доводы приводились примерно такие. У нас на вооружении имеется много ракет, срок службы которых подходит к концу, и которые не способны будут даже взлететь в случае чего. Денег на их замену нет по причине того, что коммунисты довели страну до ручки. Те же ракеты что смогут взлететь, будут без труда перехвачены американцами, которые вот-вот со дня на день должны развернуть космическую противоракетную оборону, так называемую СОИ.

Ничего, собственно, не выдумал, передал почти дословно услышанное по телевизору. Автора только не помню к сожалению. Тогда я был подростком, и на меня это произвело достаточно тягостное впечатление, поэтому, наверное, и запомнилось. По наивности многие люди повелись на такую агитацию, поверив, что, дескать, нет другого пути, кроме как принять «жест доброй воли» президента США Джорджа Буша старшего. Разумеется, подробности условий договора СНВ-2 не разглашались. А скрывать, между тем, было что.

Для начала давайте разберёмся с той самой экономией средств на оборону. В самом деле, ядерные арсеналы США и России были избыточными. Мы могли несколько раз уничтожить друг друга, а заодно и весь остальной мир. Но тот договор, что был нами подписан, на самом деле, не только не позволил бы сократить расходы, но и многократно увеличивал их. Сэкономить в тех условиях, в которые нас поставили, можно было только в том случае, если бы мы полностью отказались от ядерного щита. Собственно на это и рассчитан был договор СНВ-2. В последующем лица причастные к этому преступлению оправдывались, что, мол, договор спешили заключить пока у власти был лояльный нам Буш старший, но это детский лепет однако. Согласиться на предлагаемые условия без злого умысла мог только абсолютно некомпетентный человек. Генерал Владимир Дворкин не был таковым, как раз наоборот, будучи учёным, он очень хорошо ориентировался в своей области. Вероятность просчета здесь полностью исключается.

Экономический эффект главным образом предполагалось получить за счёт сокращения старых ракет, взамен которых не пришлось бы строить новые. Однако, это чистой воды профанация. Часть ракетных комплексов, надо сказать, и вправду выработала свой ресурс, находясь на боевом дежурстве, но это была меньшая часть. Подчеркну ещё раз, перевооружение РВСН к моменту крушения Союза в основном уже завершилось. Согласно условиям договора нам пришлось бы ликвидировать прежде всего новейшие МБР, и количество сокращаемых ракет, прописанное в условиях, никакого значение не играло, резать надо было всё, что у нас было. Что интересно, старые моноблочные варианты ракет УР-100, те что выработали свой ресурс, как раз могли оставаться в строю, под запрет они не попадали. Американцы всё очень хорошо просчитали. По договору мы обязаны были ликвидировать не только носители, но и шахтные пусковые установки (ШПУ), которые предстояло залить бетоном или взорвать. Математика тут очень простая, чтобы сохранить паритет нам вместо одной ракеты Р-36М, которая несёт 10 ядерных блоков, предстояло построить 10 моноблочных ракет (с одним зарядом), и 10 новых шахт под них, поскольку старые не соответствовали ограничительным требованиям, что прописаны были в СНВ-2.

hpuДля полноты картины надо бы пояснить, что ракетная шахта, − это не просто глубокий колодец, вырытый в земле. ШПУ очень сложное и дорогое инженерное сооружение. Их строят с расчетом на то, чтобы они выдерживали ядерный взрыв вблизи от себя.
Однако строить ничего и не планировалось. На вооружении РВСН находился ещё один тип МБР. Это легкий ракетный комплекс «Тополь», про который все, наверное, слышали. На них и решено было сделать ставку в демократической России. Размещался он как стационарно, так и на мобильных пусковых установках. Предполагалось, что постоянно передвигающуюся, мобильную ПУ невозможно будет отследить и как следствие уничтожить. Но так было в СССР. «Тополь» же времён демократических преобразований был совершенно беззащитен. Американцы и об этом позаботились, педантично предусмотрев соответствующий пунктик.
«Число комплексов, которые одновременно могут патрулировать, СНВ-1 ограничил. Территорию позиционного района, где они это делают, — тоже. Хуже того, маршрутов выхода с базы должно быть только два. То есть американцы сразу знают, куда какой из комплексов поедет»
Ссылка

То есть фактически комплекс лишался главного своего преимущества − скрытности. При таком раскладе он превращался в легкую добычу. А «Тополь» − это единственное, что нам позволено было иметь по условиям СНВ-2. С учетом тех дыр, что образовались в системе предупреждения о ракетном нападении после развала Союза, вероятность успеха внезапного обезоруживающего удара по нам была очень высока. Наши РЛС оказались в одночасье за границей.  При этом многие из тех стран, на территории которых они размещались, это, прежде всего, Латвия и Азербайджан, оказались в зоне влияния США. Латыши сразу же поспешили ликвидировать тяжёлое наследие советской оккупации, с Азербайджаном и Украиной удалось договориться об аренде на птичьих правах. При всём при этом экономика погружалась в стагнацию, что лишало каких бы то ни было надежд на восстановление прежней системы.

А что же американцы? Они и не собирались ликвидировать свои МБР в отличие от нас. Ракеты, снимаемые с боевого дежурства, они просто напросто складировали на базах хранения, обеспечивая, таким образом, почти стопроцентный возвратный потенциал. Вот что пишет об этом контр-адмирал в отставке Ю.Ветров.
«Однако договор составлен так, что позволяет сохранить часть МБР с РГЧ (прим. разделяющиеся головные части) за счет перевода их (без какого-либо переоборудования) в «однозарядные» (моноблочные) ракеты путем снятия и складирования в районах развертывания этих МБР части размещенных на них боеголовок.
Эта операция не требует материальных затрат и не займет много времени. При необходимости также быстро боеголовки можно вернуть на свои штатные места и восстановить прежний ядерный потенциал.
В результате США из 550 развернутых ракет с РГЧ физически ликвидируют всего лишь 50 (500 боезарядов), а 500 ракет переводят в однозарядные, сняв с них 1000 боеголовок. Фактически они сохраняют в неприкосновенности почти всю свою наземную группировку СЯС.
Российской же стороне разрешается уменьшить число боезарядов только на 105 ракетах (снять 525 боезарядов), остальные МБР (около 400 ракет, 4000 боезарядов) она обязана физически уничтожить.»
Ссылка

Кроме того, за годы «разрядки» они в значительной степени нарастили арсенал крылатых ракет морского базирования, который можно было сосредоточить вблизи границ России или Китая в считанные дни.

Была у нас ещё и морская составляющая ядерного щита. Подводные ракетоносцы (БРПЛ) не зря считают самым грозным оружием. Их очень трудно обнаружить, поэтому американцы большую часть своего ядерного арсенала разместили на атомных субмаринах. Разумеется, никаких ограничений на ТТХ ракет подводных лодок договор не накладывал, ибо разоружать предстояло Россию, а не США.

Мобильный железнодорожный комплекс РТ-23 "Молодец" мог бы стать
дешёвой альтернативой атомных субмарин, но и он попал под сокращения

rt-23Очевидно, американцы просчитывали ситуацию на несколько ходов вперёд, контролируя процесс нашего разоружения. В 1993 году уже было совершенно ясно, что средств на содержание атомного подводного флота у России просто нет, и на обозримую перспективу не предвидится. Видимо по этой причине никаких дискриминационных пунктов в отношении нашего флота в договоре не было. Подводный флот, без финансирования существовать не может, это хорошо понимали аналитики США.
В правительстве Гайдара, тем временем, работала целая группа экспертов, состоявшая, как выяснилось позже, из кадровых сотрудников ЦРУ, которая консультировала младореформаторов и нарождающуюся олигархию, на предмет того как правильно уводить полученные активы и валютную выручку в оффшоры, дабы бюджету России доставалась дырка от бублика. По признанию Чубайса именно эти доброхоты настояли на раздаче «неэффективной» госсобственности. В первую очередь государство, почему-то, поспешило избавиться от нефтяных скважин.

При таком финансировании флот был обречен на медленное умирание. Средств не хватало даже на содержание офицеров. Зачастую реакторы субмарин питали электричеством военные городки, дабы семьи военнослужащих не замерзали в условиях крайнего севера. Таким  образом, договор СНВ-2 был ничем иным как планом полного одностороннего ядерного разоружения России.

Так бы оно всё и шло по задуманному, но неожиданно цены на нефть стали расти. Сложилась такая ситуация, что сдерживать низкие цены на энергоносители штаты уже не могли. Стремительно росла экономика Азии, да и арабы больше не желали безропотно исполнять волю вашингтонского обкома. Это и спасло нас в конечном итоге. В 2002 году в ответ на выход США из договора по ПРО, Россия вышла из СНВ-2. Ракеты распилить, по счастью, мы так и не успели.

Однако лоббисты интересов США продолжают «служить» Родине. В своих статьях неугомонный Дворкин выступает за развёртывание американской ПРО, и требует наказать Иран за его ядерную программу. Так же он призывает руководство страны в качестве жеста доброй воли ликвидировать некоторые виды тактических ядерных боеприпасов. Израильский публицист Исраэль Шамир не зря называет его сионистским ястребом, и вряд ли это будет преувеличением.

Интересная деталь, по словам сослуживцев Дворкина в советское время он как ученый всячески доказывал необходимость наращивания ракетно-ядерного потенциала, в ответ на развёртывание США программы СОИ. Но как выяснилось впоследствии, программа СОИ была блефом. Абсолютно не реализуемая технически, даже по нынешним меркам, она лишь призвана была втянуть СССР в разорительную гонку вооружения.

Конечно, Дворкин был не одинок. 90е годы − время предателей. Но всё же в славной плеяде агентов влияния того отрезка истории он занимает далеко не последнее место. Благодаря его содействию штаты чуть было не осуществили свой план по ядерному разоружению России.